dura lex
Налоговые и валютные риски российских инвестиций
за рубеж
Данные ЦБ РФ красноречиво свидетельствуют, что объем прямых инвестиций россиян в зарубежные активы в последние годы неуклонно снижается. Виной тому и достаточно низкие цены на традиционные для российского экспорта сырьевые товары, и новые деофшоризационные налоговые правила, и иностранные санкции в отношении отдельных лиц, и меры, принимаемые мировым сообществом под эгидой ОЭСР по реализации плана BEPS (противодействие размыванию налоговой базы), предполагающего новый уровень открытости финансовой информации и увеличение давления на недобросовестные практики налогового поведения. И тем не менее, несмотря на все вышесказанное, россияне сохраняют устойчивый интерес к инвестированию за рубеж. Причин для этого множество — от волатильности российской валюты, вызванной сырьевой ориентированностью экономики и ее нестабильностью, до потребности диверсифицировать свои активы по риску и доходности и защитить капиталы в условиях более надежных юридических и банковских систем. Какие налоговые и валютные риски лежат на пути российского инвестора при осуществлении основных видов зарубежных инвестиций, рассказал журналу «Инвестиции. Профессиональный взгляд» директор управления налогообложения «Новой инвестиционной группы» Александр Пергушев.
Инвестиции в зарубежные банковские, брокерские, кастодиальные счета, портфолио и иные ценно-бумажные счета
Налоговое резидентство

Порядок налогообложения инвестиций в зарубежные счета основывается на определении налогового резидентства инвестора. По общему правилу, если инвестор не является налоговым резидентом РФ, то в России облагается только его внутрироссийский доход (заработная плата за работу, фактически выполненную в РФ, проценты и дивиденды по российским ценным бумагам, доходы от недвижимости, расположенной в РФ, и др.). Поскольку НДФЛ рассчитывается и уплачивается по итогам календарного года, определять налоговое резидентство необходимо также по итогам года. Инвестор будет признан налоговым резидентом РФ, если фактически проведет на территории РФ более 183 календарных дней в соответствующем году, при этом дни выезда и приезда засчитываются в дни, проведенные в РФ. Поскольку в международных соглашениях по вопросам налогообложения установлены (1) иные критерии определения налогового резидентства, налоговая служба указывала (2), что физическое лицо, проведшее в РФ менее 183 дней в году, все же может быть признано налоговым резидентом РФ, если оно располагает постоянным жилищем в РФ или имеет здесь центр жизненных интересов. Однако Минфин (3) позже признал подобные разъяснения ФНС не соответствующими налоговому законодательству и международным соглашениям РФ.
Проценты по счетам (вкладам)

Практически каждый знает, что проценты по рублевым вкладам в РФ освобождены от налогообложения, если ставка не превышает ключевую ставку, увеличенную на 5 процентных пунктов, а по валютным, если ставка не превышает 9%. Под это правило подпадают практически все банковские вклады, открытые в РФ. Однако открывая банковский счет (вклад) за рубежом, многие не учитывают, что в этом случае данное правило перестает работать. То есть доход налогового резидента, полученный в виде процентов по зарубежному счету, подлежит налогообложению в РФ вне зависимости от того, превосходит ли ставка по вкладу границы, установленные для российских счетов. В случае если между Россией и государством, в котором открыт счет, имеется действующее соглашение по вопросам налогообложения, то применяются нормы соответствующего соглашения, согласно которым проценты, как правило, облагаются налогом в стране резидентства их получателя, то есть в нашем случае в РФ. Например, налоговый резидент РФ получил доход в виде процентов по счету, открытому в Швейцарии. Согласно статье 11 Соглашения (4); данный доход подлежит налогообложению в РФ. Налог должен быть рассчитан по ставке 13%.
(4) Соглашение между Российской Федерацией и Швейцарской Конфедерацией об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал (Москва, 15 ноября 1995 года).
Существуют эффективные инструменты налогового планирования и структурирования зарубежных инвестиций, позволяющие минимизировать риски и существенно упростить процесс исполнения требований налогового и валютного законодательства
Проценты по кредитам (займам)

Зачастую россиян привлекают низкие ставки кредитования, под которые иностранные участники финансового рынка готовы предоставлять кредиты (займы). В этом случае необходимо помнить про установленное в Налоговом кодексе правило (5) налогообложения материальной выгоды в виде экономии на процентах. При получении налоговым резидентом валютного кредита (займа) по ставке менее 9% годовых налогообложению в РФ подлежит разница между 9% и фактически начисленными процентами. Причем налогообложение производится по повышенной ставке 35%.


Например, налоговому резиденту РФ предоставлен кредит на год в размере USD 1 млн по ставке 5,5% годовых. Налоговая база будет равна рублевому эквиваленту USD 35 тыс. (1 млн × (9% — 5,5%)), причем рублевая переоценка будет производиться ежемесячно по курсу ЦБ РФ. Сумма налога будет равна рублевому эквиваленту USD 12 250 (35 тыс. × 35%).

Однако с 1 января 2018 года вступают в силу поправки в Налоговый кодекс РФ, согласно которым от налогообложения освобождается материальная выгода по кредитам или займам, если они получены от не взаимозависимых лиц (в том числе банков), не от работодателей, а также если экономия на процентах не является формой встречного исполнения обязательств (в том числе оплатой за товары, работы или услуги). То есть включать в налоговую декларацию доход в виде экономии на процентах по кредиту в иностранном банке по ставке ниже 9% годовых больше не потребуется.

(5) П. 2 ст. 212 НК РФ.
Портфолио, кастодиальные, брокерские и иные счета, открываемые для инвестирования в ценные бумаги и производные финансовые инструменты

Для целей налогообложения вид счета не будет иметь принципиального значения, скорее, значение будут иметь отношения, которые реализуются между российским инвестором и управляющей компанией (УК). Наиболее часто встречаются 2 основных варианта:

- УК действует от своего имени, но за счет инвестора (доверительное управление);
- УК действует от имени инвестора и за его счет (брокерские отношения).

В первом случае компания не раскрывает конечного бенефициара, поэтому при выплате эмитентами ценных бумаг дивидендов и процентов управляющей компании удержание налогов в домашних государствах эмитентов производится по максимальным ставкам (в США, например, это 30%). Во втором случае брокер раскрывает российского инвестора, что влечет возможность для эмитента ценной бумаги при удержании налога применить льготные ставки, предусмотренные международным соглашением (в США, например, 10% по дивидендам и 0% по процентам (купону)).


Следующий вызов в том, что Налоговый кодекс разделяет ценные бумаги и производные инструменты на обращающиеся и не обращающиеся на организованном рынке. От этого зависит возможность признания и переноса убытков на будущее. То есть если по необращающимся инструментам получен убыток, а по обращающимся прибыль, эти результаты не сальдируются, налог уплачивается со всей прибыли, полученной по обращающимся бумагам (инструментам). Убыток по необращающимся не переносится на будущее. При этом порядок признания ценных бумаг и производных инструментов несколько отличается. Бумаги признаются обращающимися, если допущены к торгам на фондовой бирже, а производные инструменты — если порядок их заключения, обращения и исполнения установлен фондовой биржей, а также информация о котировках регулярно публикуется. Фактически из-за нечетких формулировок НК бывает достаточно сложно определить, во-первых, с чем, с налоговой точки зрения, мы имеем дело — с ценной бумагой или производным инструментом, во-вторых, является ли эта бумага (инструмент) обращающейся или нет. Отсутствие однозначного законодательного регулирования, судебной практики (по делам с физическими лицами она непублична) и невнятность позиции регулятора порождают существенные налоговые риски.

Например, подобные риски несут такие инструменты/бумаги, как Man funds, SICAV, ETF, Cash Certifi cates, Equity Tracker Certifi cate и другие. Существенной нагрузкой для инвестора является также обязанность производить рублевую переоценку валютных доходов и расходов по операциям купли-продажи ценных бумаг на даты их совершения. При продаже (погашении) бумаги (инструмента) налоговая база рассчитывается как разница между ценой продажи (погашения) и расходами на продажу и приобретение, в том числе покупной стоимостью бумаги.

Например, доверительный управляющий 01.08.2017 во избежание дальнейших потерь совершает сделку по продаже падающего инструмента за USD 0,98 млн, который был приобретен 01.08.2014 за USD 1,01 млн. Курс ЦБ РФ на дату покупки 35,4438 руб./USD, на дату продажи 60,0633. Несмотря на валютную убыточность данной операции, налоговая база от данной операции составит 23,064 млн руб. (0,98 × 60,0633 — 1,01 × 35,4438). Сумма налога составит 2,998 млн руб. Причем налоговую базу необходимо будет рассчитать и налог уплатить вне зависимости от того, вывел ли фактически инвестор средства со счета. Однако в ходе практики налогового консультирования удалось выработать инструменты налогового планирования, позволяющие нивелировать данную проблему. За недекларирование данных доходов и неуплату налога совокупная санкция может достигать 70% дохода (от 20 до 40% за неуплату налога и до 30% за неподачу налоговой декларации) плюс пени, которые за 3 года могут составить около трети неуплаченной суммы. Также в случае уклонения от уплаты более чем 900 тыс. руб. налогов за 3 года возможно привлечение к уголовной ответственности.

Счета и операции российских инвесторов в зарубежных финансовых институтах с точки зрения валютного законодательства

Как и в случае с налоговым регулированием, определяющим здесь является валютное резидентство инвестора. Статус валютного резидента тесно связан с гражданством физического лица, поэтому единственный случай, когда гражданин РФ не будет признан валютным резидентом РФ, это если он более года постоянно проживает (временно пребывает) в иностранном государстве на основании вида на жительство (рабочей или учебной визы), при этом ни разу за год не пересекал границу РФ. Стоит такому гражданину только раз пересечь российскую границу, как он тут же будет признан валютным резидентом РФ и сможет потерять этот статус не ранее чем через год. Такая строгость в отношении валютного резидентства объясняется запретительным характером российского законодательства о валютном регулировании и контроле (6). В нем содержится закрытый перечень операций, разрешенных валютным резидентам РФ. Например, на свой зарубежный счет валютный резидент РФ может переводить средства с российских счетов и обратно, если счет открыт в банке страны — члена ОЭСР или ФАТФ, на него можно зачислять процентные (купонные) доходы по ценным бумагам, доходы от передачи в доверительное управление денежных средств и ценных бумаг и другие. На текущий момент запрещено зачислять на такие счета средства от продажи (погашения) ценных бумаг и совершать другие операции, не поименованные как разрешенные в законе.

В настоящее время валютную безопасность инвестиций в зарубежные денежные и ценно-бумажные счета возможно обеспечить в рамках отношений доверительного управления. Инвестиции с использованием зарубежных брокерских счетов на текущий момент крайне рискованны. Однако с 2018 года на зарубежные счета, открытые в странах — членах ОЭСР или ФАТФ, можно будет зачислять средства от продажи (погашения) ценных бумаг, прошедших процедуру листинга на одной из крупнейших фондовых бирж (7). То есть ожидается частичная легализация операций в рамках брокерских отношений. При этом любые ценно-бумажные доходы, зачисленные на зарубежный счет, открытый не в странах — членах ОЭСР или ФАТФ, будут рассматриваться как незаконные.

Штраф за совершение незаконных валютных операций является фактически запретительным и составляет от 75 до 100% от суммы незаконной валютной операции. Также для валютных резидентов РФ предусмотрены следующие обязанности:

  • уведомлять налоговые органы об открытии, изменении реквизитов, закрытии зарубежных счетов;
  • представлять по этим счетам на ежегодной основе отчеты о движении средств.
Штрафы за неисполнение этих обязанностей нематериальны, однако за неуведомление налогового органа об открытии зарубежного счета российский банк может отказать в переводе средств на зарубежный счет.

Также ФНС подтвердила, что операции, совершенные с использованием средств, зачисленных на зарубежный счет, о котором не уведомлен налоговый орган или не представлены отчеты о движении средств, рассматриваются как незаконные валютные операции с наложением указанного выше штрафа.

Хорошей новостью является внесение Госдумой в Совет Федерации в декабре поправок в законодательство о валютном регулировании, которые с высокой степенью вероятности вступят в силу в 2018 году и согласно которым граждане РФ, проводящие за рубежом более 183 дней в календарном году, будут освобождены от большинства валютных ограничений в части совершения операций по зарубежным счетам и от обязанностей по уведомлению налоговых органов и представлению отчетов о движении средств по таким счетам. То есть граждане, проводящие за рубежом большую часть года, обретут практически полную свободу распоряжения своими зарубежными счетами без контроля со стороны налоговых органов и без опасения подвергнуться драконовскому штрафу в размере 100% от суммы валютной операции.

В целом же мы видим, что существует достаточное количество обязанностей и рисков, с которыми сталкиваются инвесторы: штрафы за нарушение законодательства экстремально высоки, неизбежность привлечения к ответствености с каждым днем становится все более очевидной, особенно в свете внедрения международного стандарта автоматического обмена финансовой информацией CRS. В рамках данного стандарта планируется, что налоговые органы РФ с сентября 2018 года будут получать информацию о зарубежных счетах налоговых резидентов РФ и контролируемых ими иностранных компаниях (структурах) из большинства стран, представляющих инвестиционный интерес для россиян (страны ЕС, Лихтенштейн, Люксембург, Монако, Британские Виргинские острова, Швейцария, Гонконг, Сингапур и другие). Ожидается, что среди данных, передаваемых в РФ, будут сведения об остатках по счетам на 31 декабря предыдущего года, о конечных бенефициарах компаний (структур), суммы годовых доходов по ценно-бумажным счетам и другие.

Однако, несмотря на все сложности зарубежного инвестирования, существуют эффективные инструменты налогового планирования и структурирования зарубежных инвестиций, позволяющие минимизировать рассмотренные выше риски, существенно упростить и оптимизировать процесс исполнения обязанностей, установленных налоговым и валютным законодательством.
(6) Федеральный закон от 10.12.2003 № 173-ФЗ (ред. от 18.07.2017) «О валютном регулировании и валютном контроле.
(7) Ч. 5 п. 5.1 ст. 12 ФЗ от 10.12.2003 № 173-ФЗ (ред. от 18.07.2017).
Инвестиции в зарубежную недвижимость
При инвестировании средств в зарубежную недвижимость необходимо тщательно подходить к вопросу выбора страны. Например, в Монако существует налог, взимаемый при купле-продаже расположенной здесь недвижимости. Ставка налога составляет 4,5% от стоимости недвижимости для местных физлиц и партнерств и 7,5% — для иных лиц. Налог целиком ложится на покупателя недвижимости. Причем если сама сделка будет совершена в офшоре и будет продана компания, даже косвенно владеющая недвижимостью в Монако, такая сделка все равно будет подлежать налогообложению.

Также необходимо учитывать тот факт, что владение зарубежной недвижимостью, как правило, подлежит обложению местными налогами. В большинстве стран с точки зрения налогообложения не имеет значения, является ли владелец недвижимости юридическим или физическим лицом. Однако в большинстве случаев владе ние зарубежной недвижимостью структурируется следующим образом: учреждаются трасты, владеющие в пользу российских физлиц офшорными компаниями, на дочерние структуры которых регистрируется зарубежная недвижимость. До определенного времени это позволяло осуществлять безналоговое управление и продажу данной недвижимости. Если данная недвижимость использовалась для извлечения дохода (например, сдавалась в аренду), уплачивался только местный налог на этот доход. Российские налоги не уплачивались, поскольку доход уходил в офшоры и был недоступен для российских налоговых органов. Еще проще обстояло дело с продажей недвижимости — как правило, продавалась не сама недвижимость, а либо местная компания, владеющая недвижимостью, либо офшорная материнская компания. Поскольку сделка совершалась в офшоре и фактически не затрагивала юрисдикции расположения недвижимости и получателя дохода, налогообложения не возникало. В настоящее время ОЭСР активно реализует план BEPS, направленный на ограничение использования международных схем минимизации налогообложения. Данный план предусматривает как внесение изменений во внутреннее законодательство стран, так и пересмотр международных договоров. Согласно ему, например, Великобритания уже внесла во внутреннее законодательство поправки, позволяющие облагать налогом сделки по продаже акций офшорных компаний, владеющих недвижимостью в Великобритании. Несмотря на это, все же остаются варианты безналоговой продажи британской недвижимости, однако существует ряд особенностей оформления владения и самой сделки, на которые необходимо обратить внимание и проконсультироваться со специалистами.

Россия имплементировала в свое налоговое законодательство и активно применяет правила о контролируемых иностранных компаниях (КИК), согласно которым резиденты РФ обязаны раскрывать свои зарубежные структуры и уплачивать налоги с полученных ими доходов. Если раньше арендный доход от зарубежной недвижимости мог быть обложен налогом только в той стране, где расположена эта недвижимость, то сейчас этот доход необходимо декларировать и уплачивать с него налог в российский бюджет. Разумеется, существует множество нюансов, позволяющих до некоторой степени управлять этим и схожими налоговыми обязательствами. Например, осуществление инвестиций в зарубежную недвижимость непосредственно физическим лицом — налоговым и валютным резидентом РФ в условиях усиливающегося контроля со стороны национальных налоговых органов может стать достаточно эффективной формой налогового планирования. Основные преимущества этой формы в том, что:

- при продаже недвижимости не нужно платить НДС (VAT);
- в случае продажи имущества по истечении 5 лет с момента приобретения (3 лет, если приобретено до 01.01.2016) оно не будет подлежать налогообложению в РФ;
- налог, удержанный с арендного дохода в стране нахождения имущества может быть зачтен в счет уплаты российского налога при наличии международного соглашения, что, как правило, означает отсутствие необходимости его уплаты по причине превышения ставки зарубежного налога над российским.
Валютные риски инвестиций в недвижимость

Возвращаясь к теме валютного регулирования, напомним, что штраф за совершение валютным резидентом РФ незаконной валютной операции может достигать 100% от ее суммы. Обратите внимание, российское валютное законодательство так устроено, что операции по расходованию средств с зарубежных счетов практически не регулируются, то есть расходы на покупку зарубежной недвижимости, ее регистрацию, нотариальные сборы, комиссии, коммунальные услуги, услуги подрядчиков и прочие расходы не запрещены. Но стоит только продать эту недвижимость или получить от нее доход (например, арендную плату) на зарубежный счет, как тут же загорается «красная лампочка». Если подробнее, доходы от продажи недвижимости могут быть зачислены только на российский банковский счет валютного резидента РФ. Доходы в виде аренды могут быть зачислены на зарубежный счет, открытый в банке страны — члена ОЭСР или ФАТФ. При несоблюдении указанных выше условий операции могут быть признаны незаконными.

В случае вступления в силу 1 января 2018 года поправок в законодательство о валютном регулировании будут легализованы операции по зачислению на зарубежный счет выручки от продажи гражданами РФ иностранным гражданам зарубежной недвижимости, если такая недвижимость находится и счет открыт в государстве — члене ОЭСР или ФАТФ, при условии, что такое государство присоединилось к системе автоматического обмена финансовой информацией (CRS) или иной аналогичной системе, по которой РФ может получать указанную информацию.
Прямые инвестиции в зарубежный бизнес
Налоговые и валютные риски физических лиц

При покупке акций, вкладе в уставный капитал или предоставлении займа иностранной компании необходимо помнить, что получение возврата на эти инвестиции зачастую влечет налоговые обязательства и валютные риски. Например, при получении дивидендов или процентов по займу от иностранной компа нии возможно удержание налога источником выплаты. Если между странами есть действующее меж дународное соглашение, то ставки налога на дивиденды и проценты, подлежащего удержанию источни ком, как правило, ограничены. При выплате процентов картина сильно отличается по странам. Большинство развитых стран установили нулевую ставку налога, подлежащего удержанию при выплате. Остальные страны применяют разные налоговые ставки (чаще всего 10%). Все это значит, что если при выплате дохода инвестору налог был удержан по ставке менее 13%, то в России необходимо будет доплатить налог. Если налог был удержан по ставке, превышающей российскую, то ничего доплачивать не придется. Самая неприятная ситуация возникает в случае, когда между странами нет действующего международного соглашения. Доход, как правило, подлежит налогообложению и в стране-источнике, и в стране-получателе, при этом зачет налогов недоступен. При получении указанных выше доходов на зарубежные счета возникают следующие валютные риски:

- В валютном законодательстве сделано исключение в части признания законным зачисления дивидендов по внешним ценным бумагам на счет, открытый в банке страны — члена ОЭСР или ФАТФ, но ничего не сказано про дивиденды, получаемые при владении долями в хозяйственных обществах. Поэтому желательно воздержаться от получения таких дивидендов на зарубежный счет.

- Если долговое обязательство не оформлено ценной бумагой (например, векселем или облигацией), то желательно также воздержаться от получения процентов на зарубежный банковский счет. Если речь идет о процентах по векселю или облигации, законным будет считаться их получение на счет, открытый в банке страны — члена ОЭСР или ФАТФ.
Налоговые риски инвестиций через холдинговые компании

Проблемы отсутствия международного соглашения между РФ и страной инвестиций, а также жестких требований валютного законодательства, как правило, решаются созданием холдинговой компании в юрисдикции, имеющей широкую сеть международных соглашений по вопросам налогообложения. Среди таких юрисдикций особенно популярными у наших соотечественников являются Кипр, Нидерланды и Люксембург. Это наглядно подтверждается статистикой ЦБ по объему прямых инвестиций российских граждан в эти страны. Смысл таких холдинговых бумажных компаний, зачастую с номинальными владельцами и директорами для владения долевыми или долговыми портфелями в третьих странах или РФ, сводился к использованию в целях низконалогового или безналогового вывода капитала. Прибыль компаний, в том числе российских, выводилась из страны в виде процентов, дивидендов и роялти в страны, где были открыты холдинговые компании, из которых впоследствии средства распределялись на островные офшорные компании-кошельки. При этом практически каждый подобный вывод носил безналоговый или низконалоговый характер, поскольку почти беспрепятственно применялись льготы, установленные международными соглашениями. Подобные схемы в мировой практике получили название «treaty shopping» и были характерны не только для России, но и для всего развитого мира. Однако в последнее время усилия США, реализующих собственную программу борьбы с налоговыми злоупотреблениями, и стран ОЭСР с программой BEPS практически положили конец подобным схемам. Во многих государствах, как и в России, обострилась ситуация с выплатами средств на холдинговые компании, поскольку налоговые власти начали активно отказывать налоговым агентам, производящим подобные выплаты за рубеж, в применении льгот по международным соглашениям, в связи с тем, что получатели данных средств, как правило, не являются самостоятельными компаниями, ведущими хозяйственную деятельность и несущими связанные с этим риски. Зачастую они всего лишь посредники, перечисляющие полученные доходы в юрисдикции, не имеющие с РФ международных соглашений. В России после ряда судебных дел (8), отмеченных миллиардными суммами налоговых доначислений, большинство компаний ввело мораторий на выплаты за рубеж до прояснения позиции контролирующих органов. На текущий момент позиция ФНС несколько прояснилась (9), однако оптимизма участникам это не добавило. Так до конца и не ясно, как будет развиваться судебная практика в отношении холдинговых компаний, поэтому напряжение все еще сохраняется. Подобная проблема существует и в развитых странах, в том числе в станах ЕС. Например, 28 декабря 2016 года Верховный суд Италии принял решение в пользу налогоплательщика о допустимости при определенных обстоятельствах применять льготы по международным соглашениям при выплатах в пользу холдинговых компаний. Есть надежда, что аргументы, приведенные в этом решении, могут повлиять и на отечественных служителей Фемиды. Отдельной проблемой для многих россиян, владеющих зарубежными структурами, стали правила КИК. Они были созданы для налогообложения в РФ пассивных доходов (проценты, дивиденды, аренда, плата за оказание отдельных услуг и др.), получаемых иностранными компаниями, находящимися во владении или под управлением российских налоговых резидентов. Если же зарубежная компания ведет активный бизнес (торговля, девелопмент, логистика, IT и др.), то, несмотря на отсутствие дополнительного налогообложения в РФ, потребуется ежегодное документальное подтверждение того, что не менее 80% доходов компании составляют активные доходы. Правила КИК распространяются на всех налоговых резидентов РФ, владеющих более чем 25%-й долей в капитале иностранной компании или контролирующих большую часть прибыли этой компании. Если же ваша доля в иностранной компании составляет более 10%, но менее 25%, то необходимо будет только уведомить налоговые органы о факте такого участия.

Серьезным подспорьем в деле проверки налоговыми органами лиц, контролирующих иностранные структуры, обещает быть система CRS, по которой сведения о контролирующих лицах и счетах КИК будут поступать в налоговые органы в автоматическом режиме. Как бы ни хотелось это игнорировать, но по всему миру идут процессы, направленные на многократное снижение уровня конфиденциальности. Уже сейчас формируются реестры конечных бенефициаров в странах ЕС, на БВО, в Гонконге, Сингапуре и других юрисдикциях. Если раньше при совершении тех или иных нарушений у властей просто не было инструментов их обнаружения, то сейчас в условиях возрастающей прозрачности цена ошибки многократно возрастает, поэтому владельцам офшорных структур рекомендуется внимательно проанализировать ситуацию на предмет налоговых и валютных рисков и тщательно планировать все предстоящие действия и шаги.

В то же время все более усиливающееся международное и государственное регулирование, дополнительные обязанности и контрольные механизмы, на наш взгляд, не только принесли ограничения и сложности, но и создали возможности для более безопасного и предсказуемого структурирования зарубежных инвестиций с точки зрения налоговых и валютных рисков, а также для инвестиционных решений, учитывающих вызовы новой, более прозрачной экономики и крайне подвижный налоговый ландшафт.
(8) Например, дела № А40-113217/16-107-9 ПАО "Северсталь", А40-442/15-39-2 ЗАО "Кредит Европа Банк", А40-116746/2015 ПАО "МДМ Банк", А04-6181/2015 ООО "Олекминский рудник" и другие.
(9) Письмо ФНС России от 17.05.2017 № СА-4-7/9270.
29 декабря 2017
Подпишитесь на обновления. Когда выйдет новый номер, вы узнаете об этом первыми
E-mail
ФИО
Комментарий
Нажимая "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности