dura lex
Борьба с отмыванием денег -
история и перспективы
История европейского законодательства, направленного на борьбу с легализацией средств, полученных преступным путем, насчитывает 25 лет. Принятая в мае этого года четвертая по счету директива ЕС предусматривает существенное расширение и ужесточение контроля в течение ближайших двух лет. Однако уже сейчас ее положения оказывают непосредственное влияние на российские компании, поскольку ЕС и США введены санкции в отношении России. Это означает усиленную проверку российских компаний и их бенефициаров со стороны европейских финансовых организаций. Журнал «Инвестиции» узнал, какие изменения в ближайшее время ждут российский бизнес.
И
Владислав Горобинский
Международная борьба с легализацией средств, нажитых преступным путем (money laundering, или отмывание денег), имеет относительно недавнюю историю. Есть легенда, согласно которой сам термин «отмывание денег» появился в США во время сухого закона, когда доходы чикагской мафии, полученные от нелегальной продажи спиртного, официально оформлялись в качестве выручки сети прачечных.

На международном уровне борьба началась в 1988 году после принятия Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. В развитие этой Конвенции на уровне ЕЭС была принята Директива 91/308/EEC1, возлагавшая определенные обязанности на европейские финансовые организации (банки и страховые компании). В частности, этим организациям предписывалось осуществлять идентификацию своих клиентов при открытии ими счетов. Под особый контроль со стороны финансовых организаций попадали любые транзакции клиентов на сумму свыше 15 000 ЭКЮ. Все документы, полученные от клиентов, предписывалось хранить в течение пяти лет после совершения операции. О любых подозрительных клиентах или операциях финансовые организации должны были уведомлять контролирующие органы, в роли которых выступали центральные банки. При этом никакие соглашения о конфиденциальности между клиентами и финансовыми организациями не могли препятствовать последним уведомлять контрольные органы, поскольку директива освобождала финансовые организации от ответственности за нарушение подобных соглашений.

Следующий этап начался в 2001 году после принятия второй директивы Европейского парламента и Совета ЕС 2001/97/ЕС2. Она конкретизировала некоторые нормы первой директивы, при этом увеличив перечень преступлений, в который помимо торговли наркотиками вошли любые доходы, полученные преступным путем, в т. ч. от участия в организованной преступности, коррупции, иных тяжких преступлениях. Также произошло существенное расширение понятия финансовых организаций, к которыми были отнесены:

• банки;
• страховые компании;
• инвестиционные компании и структуры для осуществления коллективных инвестиций;
• аудиторы;
• налоговые консультанты;
• казино;
• торговцы ювелирными изделиями;
• нотариусы;
• риелторы;
• а также любые юридические и физические лица, оказывающие своим клиентам услуги по планированию сделок, купле-продаже недвижимого имущества, управлению любыми активами, учреждению и управлению компаниями или трастами.

Террористические акты, произошедшие в США 11 сентября 2001 года, выдвинули на первое место борьбу с финансированием терроризма. В 2005 году, основываясь на рекомендациях Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), была принята третья директива Европейского парламента и Совета ЕС 2005/60/ЕС3. Она стала логичным развитием первых двух директив, поскольку накопленный опыт показал, что отмывание денег может происходить различными способами. Кроме того, пришло понимание, что необходимо и дальше расширять перечень преступлений, с доходами от которых надо бороться. Поскольку практика показала широкое использование различных трастов (фондов) в преступных целях, особое внимание было обращено на необходимость идентификации бенефициарных владельцев таких трастов (фондов). Согласно третьей директиве бенефициарным владельцем было признано физическое лицо или лица, которые прямо или косвенно контролируют более 25% акций (долей) юридического лица или иным образом могут оказывать влияние на деятельность компании. В случае трастов бенефициарным владельцем было признано физическое лицо или лица, которые контролируют более 25% имущества, переданного в траст. В целях расширения борьбы с коррупцией директива также ввела понятие политически значимых лиц (politically exposed persons, PEP), т. е. лиц, занимающих или занимавших важные государственные посты, а также членов их семей.
Финансовые организации ЕС обязаны проводить проверку клиента при установлении деловых отношений с новым клиентом, при осуществлении операций на сумму более 15000 евро, при наличии подозрения, что операция имеет отношение к отмыванию денег или финансированию терроризма
Директива впервые на законодательном уровне предусмотрела обязанность финансовых организаций осуществлять проверку клиента (customer due diligence), более известную под аббревиатурой KYC (know your customer, знай своего клиента). Финансовые организации ЕС обязаны проводить проверку клиента при установлении деловых отношений с новым клиентом, при осуществлении операций на сумму более 15 000 евро, при наличии подозрения, что операция имеет отношение к отмыванию денег или финансированию терроризма. Проверка клиента состоит в его идентификации, рассмотрении информации о нем, полученной из надежных и независимых источников, идентификации бенефициарного владельца, получении информации о цели и характере будущих деловых отношений, постоянном отслеживании операций клиента, включая получение от клиента информации об источнике происхождения его средств. Директива предусматривает возможность проведения упрощенной и усиленной проверки клиента. Упрощенная проверка клиента может проводиться в отношении лиц, чьи ценные бумаги торгуются на европейских биржах. В ряде очень ограниченных случаев (выдача полисов страхования жизни, при пенсионном страховании и т. п.) проверка клиента может вообще не проводиться. Директивой было установлено, что в отношении клиента может проводиться усиленная проверка, выражающаяся в получении дополнительных документов, более тщательном анализе всей полученной информации, получении одобрения на совершение операций от руководства финансовой организации и т. д. В первую очередь усиленная проверка требуется в отношении политически значимых лиц как из стран ЕС, так и из любых других стран.

Расширение перечня преступлений и контролируемых лиц потребовало создания в каждой стране ЕС специального органа власти по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма, обладающего широкими полномочиями. В целях осуществления контроля этими органами власти финансовые организации обязаны незамедлительно уведомлять их обо всех подозрительных операциях клиентов и самих клиентах, не сообщая об этом клиентам. За нарушение требований третьей директивы финансовые организации и их руководители могут быть привлечены к серьезной административной и уголовной ответственности.

Казалось бы, третья директива закрыла все возможные лазейки для отмывания денег. Однако жизнь не стоит на месте, а мировой финансовый кризис 2008 года включил в повестку дня вопрос наполнения государственных бюджетов и, соответственно, борьбу с налоговыми уклонистами. О масштабах проблемы свидетельствует тот факт, что, по данным Еврокомиссии, из-за уклонения от уплаты налогов члены ЕС теряют до 1 трлн евро в год. Осознав масштаб бедствия, в 2013 году Европейский союз приступил к разработке четвертой директивы, которая в окончательной редакции была принята в мае 2015 года. Директива будет вступать в действие по частям и в полном объеме начнет действовать через два года, с июня 2017 года. Среди основных изменений, предусмотренных четвертой директивой, можно отметить следующие.

Еще более расширен список финансовых организаций. По сравнению со списком из третьей директивы он стал еще более детальным, кроме того, в него включены любые организации, которые участвуют в расчетах наличными денежными средствами в размере, превышающем 10 000 евро. Впервые к перечню преступлений явно отнесены преступления, касающиеся неуплаты любых налогов. Уточнено и расширено понятие бенефициарного владельца. При этом общая идея — владение свыше 25% акций компании или контроль над деятельностью компании — осталась без изменения. В случае трастов к бенефициарным владельцам отнесены учредитель траста, доверительные собственники, бенефициары, любые лица, тем или иным образом контролирующие траст.

Уточнено и расширено понятие политически значимых лиц. К ним теперь относятся главы государств и правительств, министры и их заместители, члены законодательных органов власти, члены органов управления политических партий, судьи высших судов, послы, члены органов управления государственных предприятий, а также члены их семей. Более детально урегулирована и процедура проверки клиента. В частности, предусмотрен запрет на возможность выпуска компаниями акций на предъявителя. Упрощенная проверка клиента проводится в отношении публичных компаний, прошедших листинг на фондовых биржах, компаний, зарегистрированных в странах ЕС и в тех странах, которые известны низким уровнем коррупции или которые в полном объеме исполняют рекомендации ФАТФ. Усиленная проверка клиента будет осуществляться в случаях, если клиент зарегистрирован в странах, известных высоким уровнем коррупции или которые находятся в санкционных списках ЕС или ООН; акционером клиента является номинальный акционер; у клиента излишне сложная структура владения.

И, самое важное, предполагается создание в каждой стране — члене ЕС специального централизованного реестра, содержащего информацию о бенефициарных владельцах компаний. Информация из данного реестра будет доступна органам власти других членов ЕС, всем финансовым организациям, а также любым лицам, у которых имеется законный интерес (legitimate interest). Как будет трактоваться понятие «законный интерес», до конца пока не ясно, но уже высказывается мнение, что доступ к этой информации смогут получать журналисты, ведущие свои расследования. Также предполагается создание аналогичного реестра и для трастов. Единственным различием этих двух реестров является чуть более ограниченный доступ к реестру бенефициарных владельцев трастов — к нему будут иметь доступ только органы власти и финансовые организации.

За нарушение положений четвертой директивы к финансовым организациям и их руководителям может быть применен крайне широкий спектр санкций: предупреждение, приостановка или отзыв лицензии, запрет физическим лицам занимать должности в органах управления, административные штрафы в размере не менее 1,0 (!) млн евро (а в некоторых случаях штраф может быть и не менее 5 млн евро).

Стоит отметить, что еще до того, как четвертая директива была принята в окончательной редакции, некоторые страны ЕС уже начали принимать законы, направленные на реализацию ее основных положений. В частности, в Великобритании, озабоченной приобретением офшорными компаниями британских объектов недвижимости в целях отмывания денег, в марте 2015 года был принят закон, устанавливающий новые требования к английским компаниям. Во-первых, полностью запрещается выпуск на предъявителя любых ценных бумаг, которые могут быть конвертированы в акции. Во-вторых, уже с октября 2015 года в английских компаниях в качестве директора не могут назначаться управляющие компании. И, в-третьих, начиная с января 2016 года практически все английские компании (за исключением компаний, прошедших листинг на бирже) обязаны вести список своих бенефициарных владельцев и начиная с апреля 2016 года ежегодно передавать эти списки в местный регистрирующий орган (Companies House). Следует особо отметить порядок получения компаниями информации о бенефициарных владельцах. В случае неполучения от своего акционера информации о его бенефициарном владельце компания вправе «заморозить» акции, принадлежащие такому акционеру, и акционер не сможет продавать акции, принимать участие и голосовать на собраниях акционеров, а также получать дивиденды. Несмотря на то, что закон предусматривает право, но не обязанность компании «замораживать» акции, не приходится сомневаться, что компании будут крайне широко применять это право, чтобы не быть обвиненными в совершении преступления за нераскрытие информации. Можно ожидать, что остальные страны ЕС последуют примеру Великобритании и примут аналогичные законы.

Таким образом, в ближайшие два года можно ожидать, что объем запрашиваемой финансовыми организациями информации от их клиентов существенно увеличится, а анализ предоставленной информации будет осуществляться гораздо менее формально. Санкции, введенные ЕС против России, означают, что любая компания, зарегистрированная в России, будет подвергаться усиленной проверке со стороны европейских финансовых организаций, что неизбежно скажется на скорости проведения операций и увеличит транзакционные издержки.

Также с очень высокой вероятностью можно прогнозировать, что требования, аналогичные требованиям четвертой директивы, будут реализованы и в законодательстве России, поскольку первые шаги в этом направлении уже сделаны.
28 октября 2015
Подпишитесь на обновления. Когда выйдет новый номер, вы узнаете об этом первыми
E-mail
ФИО
Комментарий
Нажимая "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности