точка зрения
Второе китайское дыхание
Сергей Жданов, генеральный директор
"Новой инвестиционной группы"
Рынок прямых инвестиций ожидает добавление очень весомого сегмента — сотрудничество с компаниями Юго-Восточной Азии, особенно китайскими. После подписания в Шанхае исторического контракта между Россией и Китаем практически дан старт с обеих сторон на углубление взаимодействия по очень многим направлениям, в частности, развитие Дальнего Востока и северо-восточных областей Китая, создание там единой зоны торговли и др.

Огромный экономический потенциал заложен в установлении взаимоотношений не только в сфере расширения торговых операций, но и с точки зрения взаимных инвестиций. Пока соглашения подписываются в мегаглобальных масштабах, но есть еще огромный пласт проектов в нише компаний средней и малой капитализации — от 20 до 200—300 млн долларов. Сейчас ниша сопровождения сделок в области слияний и поглощений, прямых инвестиций, капитальных трансграничных операций между Россией и Китаем пуста. Захотите купить китайский завод — и не сможете найти консультанта. Китайские консультанты есть для китайского рынка, российские — для российского. Но покупка активов в Китае с помощью российского консультанта пока не ведется. Такого рода сделки должны стать вторым дыханием рынка прямых инвестиций и M&A.

С 2008 года мы наблюдаем спад активности на рынке прямых инвестиций, потому что нет новых идей и драйверов роста. До 2008 года все было понятно: купил предприятие, собрал группу компаний, на растущем рынке провел IPO — молодец! Все, что происходило после кризиса, наводит на мысль — как у Жванецкого — может быть, пора уже в консерватории что-то подправить? По моим ощущениям, направление Юго-Восточной Азии и Китая — это та самая другая консерватория, которая может стать новым драйвером роста рынка прямых инвестиций.
Сближение России и Китая не может не сопровождаться взаимным проникновением капитала
С высоких трибун заявлено о цели нарастить за 5 лет торговый оборот с 90 до 200 млрд долларов в год, причем не только за счет нефти и газа. Это не может не сопровождаться взаимным проникновением капитала. Предстоит определить приоритетные отрасли. На высоком правительственном уровне декларировано, что после нефти и газа сельское хозяйство должно стать областью сотрудничества номер два, потому что в России гигантские просторы, и это может стать очень хорошим толчком для подъема территорий.

Мы уже на себе ощущаем, что китайским коллегам дано разрешение на сближение, и если раньше я выпрашивал у китайцев визитки, то сейчас они сами заваливают меня визитками на мероприятиях и приходят с идеями совместных проектов. Нами уже ведется работа с клиентом, заинтересованным в построении большого бизнеса по переработке сырого молока, ориентированного на рынки Китая и Юго-Восточной Азии.

Я считаю, что в данном случае такая перезагрузка рынка прямых инвестиций — это новый вызов. Это востребовано. Это политика государства. И это совершено обоснованная экономическая тенденция. При этом речи не идет о развороте, мы сохраняем и направление сопровождения западных — европейских и американских — инвестиций. Но в связи с санкциями на этих направлениях наблюдается охлаждение в отношениях и нет должного объема сделок.

Действительно, мы были замкнуты какое-то время в западной системе. Встряска с санкциями приоткрыла дверь в новые возможности, и это может оказаться на пользу всем. В кулуарах Петербургского форума я наблюдал, что индийцы очень ревнуют к Китаю — мол, как же так, с ними выстраиваются такие системные отношения и товарооборот, а как же мы? Юго-Восточное направление — это новый вызов индустрии прямых инвестиций и ее участникам. Объекты для взаимных инвестиций есть. Китайский рынок — не просто большой, он необъятный. С китайцами можно строить отношения, ориентированные на необходимый нам результат. Они же предпочитают нашими руками создать себе какие-то преференции. В частности, для них не так важно разрабатывать месторождения — важнее получать готовый газ за свои средства. Положительные примеры сотрудничества с китайскими компаниями есть. Китай вообще рассматривает проект развития Дальнего Востока и северо-восточных провинций Китая как единый механизм, и это на самом деле очень важно и для них, и для нас. И поиск совпадающих потенциалов в итоге может привести к взаимовыгодному сотрудничеству. Между нами не лежит океан, мы пограничные страны. Мы ментально разные, но это не препятствие.

Политически старт дан. Китайцы заверяют нас в том, что входят в новый период стратегических долгосрочных отношений с Россией. Эти слова дорогого стоят, учитывая, что в Китае все очень плавно всегда происходит. Мы действительно входим в период обоюдного благоприятствования, который продлится 20—30 лет. Трудности будут. Но это достойный вызов для компаний, занимающихся прямыми инвестициями и сделками слияний и поглощений. Это интересно, так что учим китайский и привыкаем к долгим перелетам.
14 августа 2014
Подпишитесь на обновления. Когда выйдет новый номер, вы узнаете об этом первыми
E-mail
ФИО
Комментарий
Нажимая "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности