точка зрения
Куда деть миллиард?
Михаил Мамонов, начальник отдела
по работе с векселями ИК "Велес Капитал"
Негативные экономические прогнозы, сложная геополитическая обстановка, падение фондового рынка и стагнация на рынке недвижимости — все это наложило некоторые ограничения на реинвестирование прибыли в развитие и, более того, подстегнуло бизнес к созданию «подушки безопасности» на случай реализации самого негативного сценария. Почему миллиард — цифра отчасти взята с потолка, но при этом она достаточно весома, чтобы поразмыслить всерьез, и вполне соответствует остаткам на счетах крупных российских предприятий. С учетом же ежемесячно растущей инфляции вопрос максимизации процентной отдачи стоит как никогда остро, тогда как в целом ситуация меняется столь быстро, что деньги могут понадобиться в любой момент, поэтому вопрос ликвидности сбережений также играет
первоочередную роль.

Первое, что приходит на ум, — это, конечно, банковский депозит. На один-три месяца банки, а на фоне происходящего в банковском секторе речь может идти только о крупных кредитных учреждениях, предлагают довольно высокие ставки. Но есть один недостаток — депозиты срочные и в случае потребности изъять их раньше срока проценты сгорают.
Краткосрочный сегмент вексельного рынка не прекращает кипеть даже в самые минорные дни
Первой альтернативой с близкой степенью риска являются облигации, пусть тех же крупнейших банков и предприятий. И до определенного момента, а именно глобального скачка доходности на вторичном рынке, это был очень популярный инструмент. Пока цены непрерывно росли, срок обращения облигаций имел второстепенное значение, тем более что банки, имеющие в конечном счете возможность отнести облигации с высоким рейтингом в Банк России, с охотой кредитовали под них друг друга. Однако как только цены облигаций упали настолько, что перестали покрывать купонные выплаты, а еще и стоимость РЕПО подорожала на несколько процентов, финансовое сообщество в очередной раз открыло глаза на фундаментальную истину: срок пассивов должен соответствовать длине размещения активов. В этом контексте российский облигационной рынок ныне представляет собой унылую картину: со сроком погашения в одинтри месяца, рейтингом не ниже BB– (соответствующим уровню 20—30 крупнейших банков) и хоть какой-то ликвидностью бумаг попросту нет. Формально они есть, но никто вам их не продаст, тем более на озвученную выше сумму, поскольку покупались они давно, порой даже выше номинала, и продавать их за пару-тройку месяцев до погашения нет ни малейшего смысла. Вот тут-то и приходит на ум вексельный рынок, краткосрочный сегмент которого (бумаги сроком погашения от 1 до 90 дней) не прекращал кипеть даже в самые минорные дни 2008—2009 годов.
При минимальном за приведенные годы ежедневном объеме торгов в 3 млрд рублей и среднем объеме сделки порядка 50—100 млн рублей больше половины всего оборота приходится именно на короткие бумаги. Основные участники рынка, да и векселедатели тоже — российские банки, для которых вексель был и остается важнейшим инструментом управления рублевой ликвидностью. На сегодняшний момент наиболее ликвидный сегмент рынка представлен семью банками с международным рейтингом не ниже BBB– (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк, Альфа-Банк, «Возрождение» и МСП-банк) и еще девятью банками с международным рейтингом не ниже BB– («Ак Барс», «Зенит», «Уралсиб», «Открытие», «Глобэкс» и пр.), предлагающими как 30-дневные бумаги, так и 3—6-месячные векселя по ставкам 8—10% годовых. При этом, если судить по объему привлечения, три четверти рынка приходится на госбанки, задающие тон в игре. Купить векселя последних по приемлемой цене на 1 млрд рублей, еще поторговавшись за лучшую цену, не представляется проблемой. При желании можно заключить с крупным брокером или банком договор ответственного хранения, а также за символическую плату отдать ему на откуп все вопросы, связанные с погашением и пролонгацией бумаги, получив на выходе хорошую процентную отдачу при сохранении высокой ликвидности средств. За счет чего она достигается? Во-первых, короткий сегмент вексельного рынка исторически менее всего подвержен влиянию каких-либо внешних факторов. Во-вторых, трехмесячные векселя оказывают пониженное давление на капитал при расчете показателя Н1, а 30-дневные векселя при расчете норматива H3 приравниваются к ликвидным активам наравне с кассой, остатками на счетах в ЦБ и ОФЗ, но позволяют размещать средства под гораздо больший процент, чем предлагают банки, а значит, покупатель всегда найдется, сложнее бывает с «товаром». Плюс покупка наиболее коротких бумаг дает определенную мобильность в плане входа по лучшим ставкам в условиях, когда рынок, как сейчас, настроен на рост стоимости фондирования. Если все так, что же мешает компаниям реального сектора активнее использовать вексель для повышения ликвидности и процентной отдачи имеющейся рублевой ликвидности? Разумного ответа на этот вопрос у меня нет, учитывая, что риски пресловутой бумажной формы векселя, среди которых самые распространенные — это подделка (включая дубликацию) и кража векселя, на мой взгляд, уже скорее достояние истории, нежели сегодняшние реалии благодаря развитию коммуникаций, устоявшемуся кругу профессиональных участников рынка с собственными депозитариями, опытнейшим экспертам и, конечно же, четко налаженному процессу оформления и учета сделок купли-продажи.
14 августа 2014
Подпишитесь на обновления. Когда выйдет новый номер, вы узнаете об этом первыми
E-mail
ФИО
Комментарий
Нажимая "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности