коллекция
Спасти эпоху
Евгений Шаманский - реставратор и коллекционер. Наше интервью начинается с экскурсии по его мастерской. Вопреки моде, стереотипам и порой даже здравому смыслу здесь реставрируют почти исключительно советские автомобили. Сохраняют и восстанавливают то, что почти утрачено.

- Это мастерская по реставрации старинных автомобилей. Здесь делают мосты. Передние, задние мосты. Здесь делают моторы. А здесь стоят машины, которые уже готовы.

В темном ангаре накрытые брезентом стоят экземпляры коллекции, только что вернувшиеся с очередной выставки. Евгений поднимает брезент, под ним сияют боками удивительные образцы автопрома.

- Вот трактор «Сталинец» 1932 года. Он утонул в 1942 году и 67 лет пролежал на глубине 7 метров – тащил пушку, когда армия выходила из окружения, и утонул. Мы его вытащили. Вот машина восстановленная. Вот эта в единственном экземпляре в природе, вот эта в единственном. Эта тоже в единственном. Это пожарный автомобиль…

И
Анна Рукина
И./ Вы охотитесь только за уникальными экземплярами?

Только за уникальными, да. Которые в единичных экземплярах сохранились. Хотя у меня много и не уникальных, просто ценных автомобилей. Решение о покупке принимается в режиме онлайн. Это жизнь. Здесь не получается жить медленно или последовательно. Вот тоже в единственном экземпляре - самосвал на базе полуторки. Это грузовик-самосвал. Представляете, что такое самосвал? С кузовом, который поднимается. Это военная полуторка.

И./ Сколько у вас автомобилей?

Нескромно сказать, наверное, но я не считал ни разу. Несколько десятков.

И./ Когда началось ваше увлечение?

Когда я начал понимать, что могу себе это позволить. Думал об этом я, наверное, всегда. Постепенно это стало частью моей жизни.

И./ Какой был ваш первый автомобиль?

"ГАЗ-51", грузовик. Он мне нравился с детства. Я думал, что когда вырасту, у меня обязательно будет такой грузовик. Мне кажется, это один из самых эстетичных грузовиков в мире.

И./ Вы восстанавливаете машины до заводского состояния?

Конечно. Все машины полностью восстановленные, работают все узлы и агрегаты. Когда я покупаю машину, зачастую 90 % деталей в ней уже не оригинальные. Поэтому все разбирается, подбираются годные детали с образцов аналогичной модели или восстанавливаются по чертежам.

И./ Где вы находите автомобили?

Люди предлагают, находим на свалках, в местах боев. Цивилизованного рынка нет. Иногда мне звонят из регионов, говорят, что есть такая-то деталь. Пока выясняем, едем, находим, оказывается, что ее уже на металлолом сдали. Я жизнь за нее готов отдать, а они ее - на металлолом. Или на свалке лежит никому ненужный автомобиль, но, видя интерес, за него требуют невообразимую цену.

И./ Как много еще осталось советских раритетов?

В СССР где-то до 40-х годов машин в частном пользовании практически не было, ни легковых, ни грузовых. Их давали заслуженным людям: физикам, писателям, поэтам. Но практики не было, купить было нельзя. При этом культуры сохранения автомобилей тоже не было. Ряд моделей просто не сохранились. Люди даже не знают о существовании некоторых. В продаже машины появились только после войны. Одна из первых - "Москвич 401", потом была "Победа". Но они тоже не береглись, утилизировались. После Великой Отечественной войны не проводилось мероприятий по очистке территорий, где проходили военные действия, они до сих пор завалены остатками оружия, бронетехники, автомобилей. Целые армии выходили из окружения болотами и теряли, насколько мне известно, до 70-80, а то и 90 % техники - по пути она ломалась, бросалась, тонула и в труднопроходимых местах до сих пор находится. Мы проводим поисковые экспедиции, пытаемся найти остатки техники. Ряд уникальных образцов: самосвал, "ЗИС-33", "ЗИС-42" - найдены в местах боевых действий. Два «Сталинца» мы вынули именно в зонах отступлений. И большое количество автомобилей, редких и уникальных, будет еще найдено. Рынок небольшой с точки зрения такой большой страны. Я знаю не много людей, увлекающихся советскими раритетами. Только три-четыре года назад появился интерес. Реставрацией тоже занимается не много людей, и совсем немногие занимаются ей профессионально - знают процессы реставрации, понимают комплектность старинных автомобилей.

И./ А для вас это бизнес, меценатство, хобби?

Это хобби. По моим наблюдениям, для того чтобы вписаться в цену и хоть какую-то маржу получить, нужно допустить отклонение в профессионализме и в качестве реставрации. Реставрация - очень дорогое занятие. Советских автомобилей это касается в первую очередь. Восстановление советского автомобиля или немецкого, который более дорогой и модный, сопоставимо по затратам. А возможно, советский автомобиль обойдется дороже. Несмотря на это цена его низкая как до, так и после реставрации.

И./ Чем вызван ваш интерес именно к советской технике?

Я здесь родился, здесь живу. Мне нравятся эти автомобили. Мне нравится то, что я делаю, как я это делаю, я горжусь результатом своей работы, я понимаю, что это лучшая реставрация. И я надеюсь открыть музей советской раритетной техники.

И./ Это будет музей одной коллекции?

Я рассматриваю разные варианты. Принятой стратегии нет. Пока я просто делаю автомобили и получаю удовольствие от результата. Вот сделали машину, порадовался - поставил ее в сарай, стоит.

И./ Возможен ли рост стоимости уникальных автомобилей, оставшихся в единственном экземпляре?

Советские автомобили никогда не будут стоить дороже мировых образцов - немецких, американских, итальянских. Их цена не растет. Увы, не бывает вечного роста цены на автомобиль. И покупателей нет. Либо стоимость автомобиля с учетом затрат на восстановление оказывается невероятно высока - настолько высока, что за эти деньги можно купить практически любой роскошный автомобиль, либо он существует в единственном экземпляре, и его рыночная цена поэтому непонятна. Я даже не всегда могу показать автомобиль, собранный из запчастей, выставив его в музее, который меня об этом просит, потому что я не могу оформить собственные права на него. Это несовершенство современного законодательства.

И./ Есть ли в вашей коллекции экземпляры с историей, ваша гордость?

У меня есть "ГАЗ-61", внедорожник маршала Конева. Насколько мне известно, это единственный сохранившийся экземпляр данной модели. Но по большому счету меня интересуют сами автомобили, их конструктивные особенности, а не их история. Гордость коллекции очень сложно выделить. Гордость – это то, что закончено.

И./ Советские автомобили какого периода представляют особый коллекционный интерес?


Интересны 30-е годы и послевоенные. Но у меня есть и более молодые машины – 1960-70-х годов, они тоже красивые, зрелищные.

И./ Вы не участвуете в исторических реконструкциях?

Пока нет, но планирую. У меня есть образцы военной техники: полуторка, "ЗИС-33", "ЗИС-32", тот же "ГАЗ-61", демилитаризованные пулеметы времен Великой Отечественной войны. Сейчас я восстанавливаю несколько танков. Надеюсь доделать тягач «Комсомолец». И планирую начать реставрацию самолета "ПО-2", который был на вооружении полка "Ночные ведьмы", хочу восстановить его до летного состояния.

И./ А как вы относитесь к популярным нынче ралли и автопробегам?

Я принимал участие в нескольких заездах, и мне понравилось. Сейчас я реставрирую машину специально для таких мероприятий – "Wanderer 25 К", это очень красивый и редкий автомобиль. Wanderer входил в немецкий довоенный автомобильный союз "Четыре кольца" наряду с Audi, DKW и Horch. Сейчас как самого союза, так и этой марки уже не существует. Что касается большей части моей коллекции - с ней нельзя участвовать в ралли, и она мало интересна обывателям – недостаточно зрелищна. Мои машины замечаются специалистами – историками, реставраторами, коллекционерами. Возможно, эти машины ничего не стоят, но они представляют историческую ценность.
12 августа 2011
Подпишитесь на обновления. Когда выйдет новый номер, вы узнаете об этом первыми
E-mail
ФИО
Комментарий
Нажимая "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности