коллекция
Ароматное собрание
Сигарные банты, с происхождением которых связано множество легенд, одна красочнее другой, пережили настоящий бум собирательства в XIX и XX веках. В наши дни эти собрания способны рассказать внимательному зрителю много интересных историй. О бантах, сигарах и притягательной атмосфере Острова Свободы в интервью журналу «Инвестиции. Профессиональный взгляд» рассказал старший вице-президент "НОМОС-банка", афисионадо и обладатель уникальной коллекции раритетных сигарных бантов Сергей Белецкий.
И
Анна Рукина
фото: Дина Щедринская

Сергей Белецкий
И./ Кто зародил в вас интерес к сигарам?

К сигарам меня приобщили кубинцы в 1970-х годах, когда я жил на Кубе. Первую сигару я выкурил там. Старая Гавана полна ароматов сигар, красивых людей и удивительных пейзажей. Это фантастическая атмосфера, и я открывал ее для себя. Там было много действующих сигарных фабрик, и я посещал их, знакомился с производством сигар, видел рабочих, которые вручную скручивают сигары, - эти впечатления остались на всю жизнь. Именно там я заметил яркие интересные картинки – сигарные банты и висты – этикетки для сигарных коробок. Некоторые представляли собой поистине произведения искусства – украшенные золотом, фольгой, тиснением. И я заразился – выучил испанский язык, ходил по фабрикам, говорил, что представляю великую страну, интересуюсь производством. Мне дарили банты, и за два года я собрал порядка 500 экземпляров. Многие из них уникальны в своем роде.

И./ Какую информацию несут на себе банты, и какова зависимость между изображением на банте и его ценностью?


В тот период почти не существовало заурядных бантов. Каждый являл собой предмет тонкой работы художника и технического мастерства. Изображение всего нового, что происходило в мире, сразу же попадало на банты и висты. И так же быстро исчезало – вместе с потерей интереса к предмету. Сюжеты были самые разнообразные - изображения королевских династий, политических деятелей, листьев табака, гербов. На вистах изображались портреты важных персон того времени, боги, животные, плантации, этапы производства сигар и многое другое.
С ростом популярности сигар во всем мире, когда, например, в Америке, сигары курили четверо из пяти, фабрики стали производить именные банты, это было модно и пользовалось большим спросом. Различные компании, отели, клубы, казино заказывали сигары с именными бантами. В моем собрании есть очень интересный бант Ротари клуба – международной благотворительной организации, членами которой в разное время были Франклин Рузвельт, Джон Кеннеди, Уинстон Черчилль, Маргарет Тэтчер. По хорошей подборке бантов можно проследить историю страны, начиная от глав государств и заканчивая достижениями народного хозяйства. Банты, посвященные политическим деятелям и монаршим особам, с именными вензелями, более ценные, также выше ценятся банты, происходящие из приватных тиражей. На стоимость влияет и страна происхождения, и состояние банта, и, разумеется, его возраст.

И./ По каким принципам вы систематизировали свою коллекцию?

Коллекция представляет собой исторический срез развития сигарокурения и сигарной промышленности 60-начала 70-х годов прошлого века. Главным образом она систематизирована по фабрикам, часть из них уже не существует, другие продолжают действовать, Romeo y Julieta, например, сигары которой предпочитал Уинстон Черчилль. Отдельно идут подборки королевских династий Испании, Англии и политических деятелей Латинской Америки.
И./ Вы ощущаете повышенный интерес к вашему собранию и к коллекционированию в этой сфере в целом?

В последнее время мне стали поступать предложения выставлять коллекцию. Впервые коллекция была продемонстрирована в этом году на салоне "Афисионадо", проводимом журналом Cigar Clan. Там она вызвала интерес у публики. Появился интерес и со стороны членов сигарного клуба, в котором я состою. Эта тема вновь, почти столетие спустя, набирает популярность в России, открываются сигарные клубы, сигарные школы, но коллекционеров в России по-прежнему мало, мне известно лишь о двух-трех собраниях. На западе круг коллекционеров значительно шире. Но по-настоящему увлеченных людей можно найти на Кубе. В феврале там ежегодно проходит Международный фестиваль сигар, собирающий профессионалов отрасли и любителей со всего мира.

И./ Как вы оцениваете инвестиционную ценность подобной коллекции?


Она имеет инвестиционную ценность благодаря своей исторической ценности. В России специалистов по подобным коллекциям практически нет, но та оценка, которую дают страховые компании, является показателем ее стоимости, и она достаточно привлекательна. Учитывая, что начальная цена коллекции была низкой, можно сказать, что уровень доходности превосходит ожидания.

И./ Каким сигарам вы отдаете предпочтение?

Я люблю сигары средней крепости - кубинские Montecristo и Cohiba. В сигарных клубах сейчас предлагают много доминиканских сигар, и я всегда с удовольствием пробую.

И./ Что значит для вас коллекция?

Для меня коллекция - это воспоминания о том периоде, когда я был юношей, жил на Кубе и ощущал себя в ореоле прекрасных ароматов. Это приятные моменты из прошлой жизни и возможность мысленно вернуться в те годы. Иногда сажусь и перелистываю страницы с бантами. Это не может не радовать глаз. Это мечта.
Легенды сигарных бантов
История изобилует легендами, кто, когда, где и зачем поместил бант на сигару. Признанная наиболее достоверной повествует о том, что эти искусные произведения полиграфического искусства берут свое начало в XIX веке. Когда Остров свободы становится признанной сигарной столицей мира и количество видов производимых там сигар переваливает за несколько сотен, кубинский фабрикант Густав Бок помещает на свои сигары тонкую полоску белой бумаги со своей подписью. К середине XIX века уже большинство кубинских производителей используют фирменные банты. Это позволяет им повысить узнаваемость своих сигар и заслужить любовь курильщиков. С развитием литографии банты все больше походят на полноценный предмет искусства. Эскизы создаются известными художниками, в качестве сюжетов используются изображения великих людей, исторических фигур, животных и природы. Некоторых личностей рисуют на бантах многократно, например, Отто фон Бисмарка и Наполеона Бонапарта. На банты попадали композиторы и музыканты, ученые и магнаты, путешественники и исследователи, королевские фамилии и простые люди. Банты тиснятся 22-каратным золотом, изображения становятся все более объемными и представляются настоящими шедеврами. Индустрия переживает настоящий бум. Создаются специальные альбомы, в которые коллекционеры вклеивают собранные банты, продаются тематические собрания. Большую популярность завоевал сет из 25 бантов с изображениями американских президентов от Джорджа Вашингтона до Теодора Рузвельта. Наконец, запускаются призовые программы – американский коллекционер мог обменять определенное количество бантов на вещи, представленные в каталоге – например, подписку на журнал, столовое серебро или пианино. С тех пор многие банты и фабрики канули в лету, но некоторые производители до сих пор сохраняют исконное оформление: одна из самых старых марок сигар Punch с 1915 года и по сей день украшает свои сигары изображением великого английского комика мистера Панча c его любимой собакой.
20 октября 2010
Подпишитесь на обновления. Когда выйдет новый номер, вы узнаете об этом первыми
E-mail
ФИО
Комментарий
Нажимая "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности