финансы
Кредитный механизм: перезагрузка
И
Юрий Кравченко
2010 год можно считать относительно успешным для российских банков. После пережитого «стресс-теста» ликвидности в конце 2008, отчаянных попыток притормозить ухудшение качества ссуд и поиска источников рефинансирования «дешевых» докризисных денег в 2009 совокупные активы банковского сектора в 2010 выросли на 14,9% — до 33,8 трлн рублей. Это в три раза превышает аналогичный показатель предыдущего года, хотя все же заметно не дотягивает до результатов 2008 года, когда сектор вырос на 40%, невзирая на «экстренное торможение» в 4-м квартале.

Однако дело, скорее, не в цифрах, а в том, что кредитный механизм был все-таки успешно перезапущен. Облигационный рынок сыграл в этом далеко не последнюю роль, однако по мере восстановления экономики доля вложений банков в ценные бумаги начала снижаться. На наш взгляд, подобные тенденции не несут серьезной угрозы ценовой стабильности российских долговых бумаг, а в отдаленной перспективе сыграют исключительно положительную роль в отношении качественного расширения российского рынка облигаций.
Ситуация с качеством кредитных портфелей прояснилась еще к концу 2009 года. За более чем год с момента острой фазы кризиса банкиры окончательно отделили мух от котлет, разобравшись, кто из заемщиков смог самостоятельно удержаться на плаву, кому понадобилась помощь в реструктуризации, а кто перешел в разряд безнадежных. Что-то было покрыто за счет прибыли, что-то списано за счет резервов, часть кредитных портфелей была перепродана коллекторам или же просто выведена за баланс. Главное, можно было возобновлять выдачу кредитов, тем более что агрессивная политика привлечения депозитов физических лиц уже принесла свои плоды и недостатка в пассивах не наблюдалось.

Оптимизм от постепенного возобновления кредитования заметно усилился во второй половине 2010 года, когда просроченная задолженность по ссудам впервые продемонстрировала отрицательную динамику. Наметившийся тренд окончательно закрепился в 4-м квартале, и по итогам года было зафиксировано снижение доли просроченных ссуд в банковских портфелях с 6,2% до 5,7%. Это нашло свое отражение в восстановлении резервов и придало импульс прибыли банковского сектора - по итогам 2010 года был зафиксирован абсолютный рекорд, превысивший даже результат докризисного года.

Но в процессе «перезагрузки» выяснилось, что кредитовать без очевидного ухудшения качества имеющего портфеля можно было уже далеко не всех. Часть потенциальных клиентов не проходила по заметно ужесточенным лимитным ведомостям, да и не была готова платить по сильно выросшим ставкам. Те, что находились в тонусе, дорожили взаимоотношениями со своими прежними кредиторами или же вовсе погасили долги и не спешили влезать в новую петлю. Кредитовать же крупные предприятия банкам среднего звена не позволяли как нормативы, так и конкуренция со стороны госбанков. Да и по ставкам хорошие заемщики совсем не хотели уступать, чувствуя, что сила на их стороне, тогда как стоимость фондирования, основу которой составляли заметно возросшие ставки по депозитам, не давала нужного пространства для маневра. В этой связи банки частично переориентировались на частных клиентов. В результате, темп роста кредитования физических лиц в 2010 году обошел темп роста кредитования предприятий. Хотя во многом такой рост был связан с эффектом низкой базы, ведь в абсолютном выражении объем кредитов всего лишь вернулся к значению начала 2009 года, сам по себе прирост депозитов «физиков» привнес в увеличение активов порядка 12%.

И все же потребность экономики в ссудах отставала от возросших ресурсных возможностей банков, связанных мощным притоком депозитов населения. В этих условиях на помощь кредитным организациям вновь пришел облигационный рынок. Напомним, что в 2009 году прирост облигационных портфелей российских банков составил более 115% от величины общего прироста банковских активов – по сути, банки направляли на покупку облигаций практически все вновь привлекаемые и высвобождаемые средства (1,6 трлн рублей). В 2010 году на покупку облигаций было направленно уже меньше, чем на кредитование юридических лиц (1 трлн рублей против 1,5 трлн рублей). Тем не менее общий вклад прироста портфеля облигаций в увеличение банковских активов остался весьма существенным – 23%, а в плане годового процентного прироста давал большую фору кредитному портфелю.

С начала 2011 года улучшение макроэкономического фона позволило банкирам направить на кредитование не только все вновь привлекаемые пассивы, но и накопленные запасы ликвидности. В результате за первые пять месяцев года темп роста кредитования опередил и собственный график 2010 года, и темп роста вложений в ценные бумаги. В то же время в целом облигационный портфель банков вырос, так что долговой рынок не заметил «переориентации» банков. Мы полагаем, что во втором полугодии банки продолжат наращивать свои кредитные портфели, что в той или иной степени скажется на их долговых портфелях, но резких ценовых колебаний ожидать не стоит. Процесс наращивания кредитных портфелей растянут во времени и предположить, что в какой-то момент банки синхронно избавятся от облигаций, предпочтя кредиты, нельзя. Более того, переход на розничное кредитование для большинства небольших банков возможен лишь в ограниченной степени не только в силу рисков, но и из-за отсутствия разветвленной филиальной сети, а выход на крупных заемщиков по-прежнему ограничен нормативами и конкуренцией со стороны госбанков. Покупка же облигаций – это лучшая на сегодня возможность кредитования ключевых российских компаний без ущерба для собственного баланса, а с учетом построения «пирамидальных портфелей» с использованием инструмента РЕПО – еще и отличный способ повысить процентную маржу. В плане сокращения облигационных портфелей банки также связаны нормативами ликвидности, в расчет некоторых из которых на радость включаются облигации. В отдаленной перспективе можно говорить о том, что выход на привычные обороты кредитного рынка (пусть и в ущерб облигационному рынку) по прошествии нескольких лет даст толчок для увеличения числа публичных заемщиков. Те, заемщики, которые не могут сейчас занять через публичные инструменты, вырастут на кредитных дрожжах, после чего неминуемо вернутся к попыткам разметить свои векселя, облигации или евробонды на публичном рынке.
12 августа 2011
Подпишитесь на обновления. Когда выйдет новый номер, вы узнаете об этом первыми
E-mail
ФИО
Комментарий
Нажимая "Отправить", вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности